Новости конкурса

04.06 2019

Три улицы местечка Кируль

Инициатива: Пешком по Усть-Сысольску

Заключительная, третья, экскурсия из цикла «Деревянный Сыктывкар, который мы скоро потеряем» прошла 25 мая в столице Коми. Она была посвящена местечку Кируль и собрала более сотни экскурсантов. Кируль, наверное, единственный городской район, где сохранилось еще несколько десятков деревянных домов, традиционной дореволюционной постройки. Но и он сейчас активно начал застраиваться современными коттеджами.

Кируль (Кырув) – часть Сыктывкара в конце улицы Кирова и по улице Заводской, в прошлом – деревня. Адольф Туркин полагал, что эта деревня под названием Подгорная возникла в XVII веке. Во второй половине XVIII века существовали две разные деревни – Кируль (по-коми Кырув) и Подгорье, которые располагались недалеко друг от друга. По другой версии, это была одна деревня. Сейчас Кируль – это три улицы: Береговая, Заводская и Савина.

Экскурсия началась на площадке перед Свято-Вознесенским храмом. О его истории рассказал историк Михаил Рогачев. Церковь в местечке Кируль – старейший из действующих храмов Сыктывкара и одно из самых старинных зданий города.

– В 1780 году Усть-Сысольск получил статус города, – напомнил Михаил Рогачев. – Старейшее городское кладбище до этого располагалось около Троицкого собора, в районе нынешнего Кировского парка. Там, где сейчас расположен стадион.

Еще в прошлом веке при оползнях берега здесь попадались кости и старинные украшения. Но по новому плану Усть-Сысольска 1783 года кладбище было вынесено за городскую черту – в местечко Кируль. В 1790 году при кладбище была построена деревянная Никольская церковь. Но она довольно быстро обветшала, и рядом с ней начали возводить каменную церковь Вознесения Господня. Она была построена в 1820 году и освящена через пару лет.

Строили церковь по инициативе и на средства купца Алексея Суханова. Основной задачей служителей храма было отпевание умерших. Вознесенская церковь была бесприходной, ее приписали городскому Троицкому собору. Литургия здесь служилась всего несколько раз в году. Захоронения на кирульском кладбище производились с 80-х годов восемнадцатого до 30-х годов двадцатого века. В конце XIX века кладбище было обнесено чугунной оградой, в начале 1920-х годов расширено в сторону местечка Кируль.

– Храм является примером политического террора, – отметил историк. – Храм был передан обновленцам. Епископом Усть-Сысольским и Усть-Вымским стал Александр Сахаров, но участие в обновленческом расколе не спасло его. Он тоже был арестован и расстрелян в 1937 году.

До 1933 года, когда договор пользования был аннулирован, храм принадлежал «тихоновской общине», а затем передан общине «обновленцев» – сторонникам «революционной» реформы Русской православной церкви. С этого периода и вплоть до закрытия в 1938 году Вознесенский храм был единственным действующим в Сыктывкаре и являлся соборным храмом обновленческого епископа Усть-Сысольского и Усть-Вымского.

В 1932 году кладбище было закрыто, поскольку со всех сторон его окружали дома и не оставалось места для дальнейшего расширения. Сыктывкарский горисполком предложил горожанам в трехдневный срок самостоятельно перенести старые захоронения на новое место, но этого сделано не было. Старое кладбище перекопали и выровняли, кресты и памятники выкинули, ограду разобрали, а церковь закрыли. Так канули в Лету могилы предков многих горожан. Среди прочих пропала могила героини Гражданской войны Домны Каликовой.

Затем и церковь пришла в упадок: крест был снесен, колокольня разрушена. Долгие годы церковь использовалась под склады и мастерские, а в одно время в ее стенах даже размещался хлебозавод. 30 марта 1971 года постановлением Совета Министров Коми АССР Вознесенская церковь была принята на государственную охрану как памятник архитектуры и градостроительства, в 1980-е годы начались работы по ее восстановлению.

С 1986 по 1990 год в церковном здании располагался отдел этнографии Республиканского краеведческого музея. Группа верующих дважды проводила сбор подписей среди жителей города и более 2,5 тысячи человек подписали просьбу о передаче культового здания церкви. В редакцию газеты «Красное знамя», где в 1989 году развернулась полемика о дальнейшей судьбе здания (музей или церковь), поступило более ста коллективных писем о передаче здания верующим. В начале 1990 года здание-памятник передали общине Русской православной церкви, и на куполах снова были установлены кресты. В 1990-2004 годах до окончания строительства Свято-Стефановского собора Вознесенская церковь выполняла функции соборного храма. Здесь отпевали привезенный из Риги прах Каллистрата Жакова.

По приблизительным подсчетам, в Кируле было погребено не менее 25 тысяч человек. Собственно говоря, их захоронения остались на прежнем месте. Там и сейчас при копке канавы легко можно наткнуться на доски гроба, кости и женские косы. Единственным сохранившимся надгробием со старого кладбища стала старинная могильная плита из чугуна, которая попала в фонды Национального музея Коми. На плите надпись: «Здесь погребено тело умершей отроковицы Елены, дочери торгующего крестьянина Василия Петрова Оплеснина, имевшей от роду 11 лет, скончавшейся 16 мая 1883 года». Отец безвременно почившей «отроковицы Елены» Василий Оплеснин – один из самых известных усть-сысольских купцов. Умерла девочка предположительно от чахотки. У купца и его жены остались многочисленные потомки, которые живут в Сыктывкаре и по сей день.

Современный вид храма отличается от первозданного. Колокольня стала на один ярус ниже. Верхний ярус колокольни церкви не был восстановлен в полном объеме в связи с близостью городского аэропорта – чтобы самолеты при взлете и посадке не врезались.

От истории храма Михаил Рогачев перешел к истории местечка. Он напомнил, что в 1991 году вышло постановление «Об утверждении проекта охранных зон памятников истории культуры города Сыктывкара». Проект предполагал создание в Кируле историко-культурной территории «Старый Сыктывкар».

– Я был историком-кон-сультантом проекта, – рассказал Михаил Рогачев. – Мы провели исследование почти полусотни старинных деревянных домов. Сейчас столько по всему городу не сохранилось. Планировалось, что тут будет пешеходная зона, а в старых домах разместятся экспозиции, дома ремесленников, выставочные помещения.

Но в 1991 году распался СССР, и возникли другие проекты. А сейчас и домов старинных уже почти не сохранилось. Одну дореволюционную постройку показал продолживший экскурсию историк Игорь Сажин.

– Бревенчатая кладка уходит под самую крышу, которая лежит прямо на срубе, а чердака по сути нет, – продемонстрировал он добротный дореволюционный дом дьякона на улице Заводской. – Очень необычная система домостроительства, а в Кируле сохранилось несколько таких домов.

Еще один уникальный архитектурный элемент сохранился в доме по адресу: Заводская, 45. К жилому зданию постройки начала XX века пристроен вместительный склад-лабаз для выгрузки и хранения товара. Такого в Сыктывкаре больше нигде нет.

А в 1986 году Игорь Сажин, будучи студентом, вместе со своим другом пытался найти в Кируле клад.

– Я узнал, что, когда разоряли церковь, один из местных жителей забрал книги, иконы, утварь и закопал во дворе. Этим человеком был отец или дед мужчины по имени Марс, а человек с таким именем был единственным в городе, – рассказал историк. – В милиции удалось выяснить, что сыктывкарец по имени Марс живет в Кируле. Мы нашли Марса, и он предложил поискать клад под сараем. Но сарай был завален дровами, и мы отказались от этой идеи. Марс тогда сказал, что, наверное, все в земле уже испортилось, и провел нас на чердак своего дома. Мы обнаружили там кучу дореволюционных газет и карту Вологодской губернии. Все это сдали в музей Сыктывкарского университета. На память себе я оставил только один экземпляр газеты «Копейка». Сейчас, когда мы прошли по Кирулю, нам показали сразу три дома, в которых якобы жил Марс. И сложно сказать, который из них подлинный.

Завершил экскурсию на улице Береговой сыктывкарец Вячеслав Слюсарев. Он поведал, как с одним из местных домов связана его семейная история.

– Сюда переехала моя прабабушка из села Кажым, – рассказал он. – В трудовой книжке отмечено, что она работала в Комиторге грузчиком хлеба, а затем строила бензохранилище и радиопеленгаторный пункт в аэропорту. В этом доме моя семья прожила почти 20 лет, отсюда мой дед ушел в армию, сюда вернулся, а только после этого окончил школу. В Кируле дедушка встретил бабушку. Дед тогда носил шляпу, поэтому она называла его «кирульский бандит».

После экскурсии ее участники разбрелись по Кирулю: спустились на улицу Береговую – к знаменитому на весь город колодцу с ключевой водой. Возле Кируля, невдалеке от Сысолы, находится Кирульская курья. В 1960-1970-х годах там была лодочная станция. Спуск к ней вел прямо с Социалистического переулка. По весне и летом в курье всегда ловили щук бреднями. Но Сысола обмелела, и курья превратилась в засыхающее болото, заросла кустарниками.

Затем поднялись к развалинам школы №13. Материал и место для постройки были подготовлены еще в 1921 году. Жители Кируля планировали возвести здесь церковь (ее эскиз выполнил Александр Холопов), но сменились приоритеты, и в 1924 году вместо храма возвели школу. Но также по проекту Холопова.

Этим летом начнется серия прогулок «Мой Сыктывкар», где каждый желающий сможет рассказать об интересных событиях в его жизни, связанных с городом. А 22 июня запланирована экскурсия журналиста Игоря Бобракова, посвященная развитию гражданской авиации в регионе.

Артур АРТЕЕВ

Фото автора и oldsyktyvkar.ru

Источник